Вокал, песни
Тикки Шельен
Бас-гитара
Владимир Яновский
Скрипка
Анна Костикова
Ударные
Андрей Чарупа
Саксофон
Никита Трубицын
Клавишные
Алина Зайцева

Тоталитарная секта с чoрным колдунским уклоном Дайте в руки мне баян, я порву его совсем™

Новое на форуме

Случайная песня

N

Тикки Шельен

Овердоз

Как чудесна, драгоценна, невъебенна Москва,

Ее улицы на время стали белой рекой,

И невзирая на машины, вопли, мясо, дрова,

Я постепенно обретаю тишину и покой.

Мы вчера проговорили три часа напролет,

И полпачки сигарет ушли как легкий наркоз.

Меня не снес грузовик и не сбил самолет,

Но зато почти случайно наступил овердоз.

 

    Овердоз, мой бесценный!

    У меня овердоз, мой бесценный,

    и даже лексики, кроме обсценной,

    я сейчас не найду, так что лучше пойду.

 

А по улицам гуляют мантикоры и львы,

Такие мирные зверюги, просто сердце поет,

Если я не затерялась на просторах Москвы,

Значит Бог пока не выдал и свинья не сожрет.

Любовь — книжка золотая, любовь гнется в дугу,

Любовь розочкой алеет в Ботаническом саду.

С ней что хочешь, то и делай, а я больше не могу,

У меня тут овердоз, и я, пожалуй, пойду.

 

    Овердоз, дорогая!

    У меня овердоз, дорогая.

    Вероятно, неделя­другая,

    и я внорму приду,

    а пока что — прости.

 

Счастье есть, оно не может просто взять и не быть,

Оно питается шавермой, пьет березовый сок,

А у меня от чистой радости аж сердце звенит,

Гори, невидимое пламя, завивайся, дымок.

Птицы Фениксы обсели стены древнего Кремля,

Ты там лучше не кури — неровен час полыхнет.

Всех люблю, все понимаю, отправляюсь гулять,

Пока не кончится зима и овердоз не пройдет.

 

    Я летаю по небу.

    Я офигительно летаю по небу.

    А ты ступай себе к арабу, к эребу,

    Куда решишь — не вопрос...

    Все закончится скоро.

    Меня, наверное, сожрет мантикора,

    Но это лучше, чем такие разговоры,

    У меня овердоз.

    У меня овердоз.

2007

Поиск + двигатель
Google

Ближайшие концерты отменены

Дорогие друзья. «Башня Rowan» временно не будет давать концертов. Комментарии и объяснения последуют чуть позже, а пока — всем спасибо, и (надеемся) до новых встреч.

АРХИВНЫЕ НОВОСТИ

Максим Горький

Отец

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.

Максим Горький

Сын

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.