Вокал, песни
Тикки Шельен
Бас-гитара
Владимир Яновский
Скрипка
Анна Костикова
Ударные
Андрей Чарупа
Саксофон
Никита Трубицын
Клавишные
Алина Зайцева

Тоталитарная секта с чoрным колдунским уклоном Дайте в руки мне баян, я порву его совсем™

Новое на форуме

Случайная песня

N

Тикки Шельен

Городское Рождество

Х. П.

Полосатый колпак, золотой бубенец,

в сумке флейта, блестящая, как леденец,

башмаки разъезжаются, лед-гололед,

как поспешно зима настает.

Ты идешь, оскользаясь по гладкому льду,

из гостей, где не звали, домой, где не ждут,

из Москвы — в Нагасаки, из Вятки — на Марс,

как поспешно зима началась.

 

Скоро будет все не так,

все изменится, увидишь,

скоро-скоро заблестит,

засверкает, заискрится.

Полосатый свой колпак

ты украсишь как сумеешь

лапкой елкиной — пером

от большой колючей птицы.

 

Город шумно готовится похорошеть,

горожане скупают подарки и снедь,

не успеешь моргнуть — ан уже Новый год,

как поспешно зима настает.

Не сошлось по весне — подождем января.

Леденцовая флейта простыла зазря,

как домой доберешься из дальних гостей,

ты ее, не забудь, отогрей.

 

Пасмурные облака,

что нависли, как перина,

распирает легкий снег:

он желает падать вниз.

Скоро будет хорошо —

елка, праздник, мандарины,

главное, не заболей,

главное, не простудись.

 

Снегопад засыпает, и город заснул,

за танцующим снегом не видно его,

звуки гаснут, сливаясь в почтительный гул,

где-то над снегопадом плывет Рождество.

Полосатый колпак, золотой бубенец,

в сумке флейта, озябшая, словно птенец,

ты ее достаешь, согреваешь в руках

и играешь, не зная сама для кого.

Строгий ангел качает тебе головой,

помавая белесым крылом над тобой,

в вихре снега не видно почти ничего.

Как внезапно пришло Рождество!

23.11.2000.

Поиск + двигатель
Google

Ближайшие концерты отменены

Дорогие друзья. «Башня Rowan» временно не будет давать концертов. Комментарии и объяснения последуют чуть позже, а пока — всем спасибо, и (надеемся) до новых встреч.

АРХИВНЫЕ НОВОСТИ

Максим Горький

Отец

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.

Максим Горький

Сын

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.