Вокал, песни
Тикки Шельен
Бас-гитара
Владимир Яновский
Скрипка
Анна Костикова
Ударные
Андрей Чарупа
Саксофон
Никита Трубицын
Клавишные
Алина Зайцева

Тоталитарная секта с чoрным колдунским уклоном Дайте в руки мне баян, я порву его совсем™

Новое на форуме

Случайная песня

N

Тикки Шельен

Идиоты

Майский день, вишни-яблони-сирень,

Ты идешь, а за щекою карамелька.

А на улице сплошная благодать,

Туч на небе не вмдать, разве только мельком.

А вокруг все целуются и друг

друга за руки ведут по дороге счастья,

И в этот миг тебя сбивает грузовик.

Потому что ты идешь по проезжей части.

 

Господь ненавидит идиотов.

Господь ненавидит идиотов.

 

Беда не приходит никогда,

Не приходит никогда в одиночку.

И в реанимации тебя перепеутают с другим

И отрежут почку.

Тебе так хотелось красоты,

Чтобы музыка-цветы, чтобы все любили —

И вот все желания твои

Исполняются подряд с дивным изобильем.

 

Господь ненавидит идиотов.

Господь ненавидит идиотов.

 

Когда в небе пропоет труба

Тактов восемь или семь с половиной,

И на зов из окрестных облаков

Тучи ангелов слетят, как из порванной перины,

Не стой под божественной стрелой,

Это вовсе не к тебе, ты и рядом не был.

Тебя отправляется встречать

Заградительный отряд по дороге в небо.

 

Господь ненавидит идиотов.

Господь ненавидит идиотов.

 

Да, я знаю, что это ненужная песня

И посеявший чернуху пожнет облом,

Но чем дольше живем, тем больше убеждаюсь в том,

О чем сейчас поем:

 

Господь ненавидит идиотов.

Господь ненавидит идиотов.

Господь видит идиотов.

Господь ненавидит идиотов.

Июнь 2004


Поиск + двигатель
Google

Ближайшие концерты отменены

Дорогие друзья. «Башня Rowan» временно не будет давать концертов. Комментарии и объяснения последуют чуть позже, а пока — всем спасибо, и (надеемся) до новых встреч.

АРХИВНЫЕ НОВОСТИ

Максим Горький

Отец

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.

Максим Горький

Сын

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.