Вокал, песни
Тикки Шельен
Бас-гитара
Владимир Яновский
Скрипка
Анна Костикова
Ударные
Андрей Чарупа
Саксофон
Никита Трубицын
Клавишные
Алина Зайцева

Тоталитарная секта с чoрным колдунским уклоном Дайте в руки мне баян, я порву его совсем™

Новое на форуме

Случайная песня

N

Тикки Шельен

Грендель

Отец Грендель был священник, а дом его от паствы закрыт.

В его кухне на полках посуда, непривычная на вид.

В одной из колб девять месяцев бугрился зеленый туман.

Отец грендель был священник, алхимик и немного наркоман.

Все окончилось проще, чем должно бы было кончится в кино.

Отец Грендель в мистическом экстазе перепутал дверь и окно.

Когда к нему пришли из ЖЭКа по факту неуплаты долгов,

Отец Грендель парил под облаками, не зная ни друзей, ни врагов.

 

Не печалься. Все будет хорошо на этот раз.

В мире есть немало чистых душ, что молятся за нас.

 

Нестандартную посуду били на помойке бомжи,

А в одной пузатой колбе зарождалась нестандартная жизнь,

И согласно закону сохранения нужных вещей,

Эту колбу не заметил никто, да, в общем-то, и черт с ней.

Из зеленого тумана Высшая Наука извлекла

Человечка, похожего на каплю золотого стекла.

Он выбрался из колбы и ушел, бесшумно, как дым.

Все, к чему он прикасался,становилось изнутри золотым.

 

Не печалься, все будет хорошо на этот раз.

Говорят, его видели где-то на дороге в Дамаск.

 

В летучем кабаке у крылатого трактирщика Петра

Неприкаянные души коротают вечера до утра.

Под потолком клубятся ангелы и сажа от сожженных книг.

Отец Грендель пьет там пиво в компании таких же забулдыг.

Хлещет пиво и не знает (или знает, он вообще таков),

Что мир петля за петлею обвивает золотая цепочка следов,

нестерпимое сиянье, незримое для смертных глаз.

Неисповедимы пути гомункулуса в Дамаск.

 

Не печалься. В этом мире вволю самых странных чудес.

А если б это было не так,

то мир давно бы исчез.

8.08.2005


Поиск + двигатель
Google

Ближайшие концерты отменены

Дорогие друзья. «Башня Rowan» временно не будет давать концертов. Комментарии и объяснения последуют чуть позже, а пока — всем спасибо, и (надеемся) до новых встреч.

АРХИВНЫЕ НОВОСТИ

Максим Горький

Отец

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.

Максим Горький

Сын

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.