Вокал, песни
Тикки Шельен
Бас-гитара
Владимир Яновский
Скрипка
Анна Костикова
Ударные
Андрей Чарупа
Саксофон
Никита Трубицын
Клавишные
Алина Зайцева

Тоталитарная секта с чoрным колдунским уклоном Дайте в руки мне баян, я порву его совсем™

Случайная песня

ABL

Тикки Шельен

Фуллтайм

Ранним утром от царя к пророку прискакали,

Напинали под бока, сказали: «Просыпайся,

Ты у нас давным-давно скучаешь без работы —

Вот, похоже, для тебя хорошая халтура».

Заворчал пророк: «Да вы, ребята, офигели,

Разве можно в пять часов утра будить пророка?

Я же вам сейчас такое, к черту, нахимичу —

Ахнуть не успеете — ни царства, ни короны».

 

Впрочем, воинов царя на понт возьмешь не шибко:

Тушку прорицателя закинули на лошадь,

И помчалась во дворец шальная кавалькада,

Увозя правителю несчастного пророка.

Во дворце ему велели погадать получше,

Напророчить славную над недругом победу,

Заодно поехать и проклясть каких-то гадов,

А чего они под самым носом расплодились.

 

Все почти запомнив, хоть и не успев проснуться,

Прорицатель раскачал немереные силы,

Напророчил глад и мор, успех и процветанье,

Получил квитанцию, поплелся за зарплатой.

Целый день ходил потом слегка осоловелый,

Наконец уснул и видел Рагнарек в натуре,

А когда проснулся — нет ни царства, ни короны,

Только гады множатся и явно процветают.

 

Фуллтайм — мерзейшее из зол,

какой козел его придумал!..

09.10.2002


Поиск + двигатель
Google

Ближайшие концерты отменены

Дорогие друзья. «Башня Rowan» временно не будет давать концертов. Комментарии и объяснения последуют чуть позже, а пока — всем спасибо, и (надеемся) до новых встреч.

АРХИВНЫЕ НОВОСТИ

Максим Горький

Отец

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.

Максим Горький

Сын

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.