Вокал, песни
Тикки Шельен
Бас-гитара
Владимир Яновский
Скрипка
Анна Костикова
Ударные
Андрей Чарупа
Саксофон
Никита Трубицын
Клавишные
Алина Зайцева

Тоталитарная секта с чoрным колдунским уклоном Дайте в руки мне баян, я порву его совсем™

Новое на форуме

Случайная песня

VSE

Тикки Шельен

Дженни

Боже мой, Боже,

Ласковый мой Боже,

Научи меня летать.

Если ты все можешь,

Научи меня летать.

 

Дженни — тихая девица,

Дженни взгляду неприметна,

Не стройна, и не красива,

И не бойка на язык.

Целый день она хлопочет

То на кухне, то в гостиной,

А по воскресеньям — в церковь,

Вот и все ее стези.

 

И ни одна душа не знает,

Да и знать о том не хочет,

Что тревожит среди ночи

Душу бедной Дженни.

 

Боже мой, Боже,

Ласковый мой Боже,

Научи меня летать.

Если ты все можешь,

Научи меня летать.

 

А пройдет четыре года,

Дженни будет двадцать девять,

Дженни замуж будет поздно,

Да и кто ее возьмет.

Ни отец, ни мать, ни тетки

Не поймут, чего ей надо,

Отчего не жить как люди,

Что за принца Дженни ждет.

 

Неужели ей охота

Жизнь окончить старой девой.

Отчего бы ей не выйти

Замуж за Сережу?

 

Боже мой, Боже,

Ласковый мой Боже,

Научи меня летать.

Если ты все можешь,

Научи меня летать.

18.07.2004


Поиск + двигатель
Google

Ближайшие концерты отменены

Дорогие друзья. «Башня Rowan» временно не будет давать концертов. Комментарии и объяснения последуют чуть позже, а пока — всем спасибо, и (надеемся) до новых встреч.

АРХИВНЫЕ НОВОСТИ

Максим Горький

Отец

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.

Максим Горький

Сын

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.