Вокал, песни
Тикки Шельен
Бас-гитара
Владимир Яновский
Скрипка
Анна Костикова
Ударные
Андрей Чарупа
Саксофон
Никита Трубицын
Клавишные
Алина Зайцева

Тоталитарная секта с чoрным колдунским уклоном Дайте в руки мне баян, я порву его совсем™

Новое на форуме

Случайная песня

N

Тикки Шельен

Миниатюра о лисе и церковной колбасе

Всякому зверю — свое уменье:

Зайцы знают повадки растений.

Волку ведом вкус плоти Бога,

Вепрю по сердцу страсть и ярость.

Зверю ведомo состраданье —

То гласит не одно преданье.

Зверья этика не убога.

Зверю розны юность и старость.

 

    Эй, кто там в высокой тиаре

    Все листает свой бестиарий,

    Будто в поисках чудных тварей,

    А на деле ему известны

    Все, кто ходит, дышит, летает,

    Кто окрестности населяет

    Той страны меж водой и морем,

    Чей народ горячий, но честный.

 

Ах, откуда, не будучи лисом,

Ты повадки лисьи расчислил,

Разъяснил уловки плутовки,

Лисьих чар не боясь нимало?

Уж не с рыжей ли хрупкой страницы

Ты узнал про тоску лисицы?

Или все же лис-полукровка,

А я тебя второпях не признала? —

 

Так говорила лиса босая,

В тонких лапах книгу сжимая,

У ворот монастырских стоя,

Где епископ, ведомый Богом,

Составлял свой труд о природе,

Собирая крупицы меда,

Как пчела в своей келье-улье

Замыкаясь в молчании строгом.

21.10.95

Поиск + двигатель
Google

Ближайшие концерты отменены

Дорогие друзья. «Башня Rowan» временно не будет давать концертов. Комментарии и объяснения последуют чуть позже, а пока — всем спасибо, и (надеемся) до новых встреч.

АРХИВНЫЕ НОВОСТИ

Максим Горький

Отец

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.

Максим Горький

Сын

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.