Вокал, песни
Тикки Шельен
Бас-гитара
Владимир Яновский
Скрипка
Анна Костикова
Ударные
Андрей Чарупа
Саксофон
Никита Трубицын
Клавишные
Алина Зайцева

Тоталитарная секта с чoрным колдунским уклоном Дайте в руки мне баян, я порву его совсем™

Новое на форуме

Случайная песня

MAR

Кэроль МкГ, Хельга Рэчел

Freedom of choice

Я знала девочку — муж у нее был скотиной.

Он над ней издевался, называл ее шлюхой,

Он ее целовал, провоняв никотином,

И украшал синяками под глаз и за ухо.

Он в постели ее доводил до икоты.

Но эта девочка беспечно веселится и хохочет,

Потому что она знает, что если захочет —

То возьмет и разведется с этим рыжим уродом.

 

    Freedom of choice, oh freedom of choice —

    What a lovely thing for all of us!

    We are so happy until we have

    Sweet freedom of choice…

 

Я знала мальчика прыщавого, как жаба весною.

Изо рта его несло, как из пивной жестянки.

Он любил девчонок в мыслях, но не знался ни с одною,

И от него шарахались даже панки.

Мальчик знал, что его называют кретином,

Но оставался весел как днем, так и ночью.

Он знал, что возьмет пять таблеток пенталгина —

И немедленно отравится, если захочет.

 

    Freedom of choice, oh freedom of choice —

    What a lovely thing for all of us!

    We are so happy until we have

    Sweet freedom of choice…

 

Я знала генерала — он был тощий и нервный,

В него плевали солдаты из любой стойки.

Когда он из окопа выходил на поверхность,

То походил со спины на рекламу помойки.

Но генерал для веселья находил повод:

Он знал, что если только захочет,

То ляжет животом на высоковольтный провод —

И немедленно эту глупую войну окончит.

 

    Freedom of choice, oh freedom of choice —

    What a lovely thing for all of us!

    We are so happy until we have

    Sweet freedom of choice…


Поиск + двигатель
Google

Ближайшие концерты отменены

Дорогие друзья. «Башня Rowan» временно не будет давать концертов. Комментарии и объяснения последуют чуть позже, а пока — всем спасибо, и (надеемся) до новых встреч.

АРХИВНЫЕ НОВОСТИ

Максим Горький

Отец

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.

Максим Горький

Сын

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.