Вокал, песни
Тикки Шельен
Бас-гитара
Владимир Яновский
Скрипка
Анна Костикова
Ударные
Андрей Чарупа
Саксофон
Никита Трубицын
Клавишные
Алина Зайцева

Тоталитарная секта с чoрным колдунским уклоном Дайте в руки мне баян, я порву его совсем™

Новое на форуме

Случайная песня

BEE

Тикки Шельен

Красный самайн (Вознесение на листьях)

Где же я тогда была,

как жила все это время?

Наступили дни мои

на стеклянную траву.

Ворох листьев наотрез

разлетелся между теми,

кто уверен, что они

знают правду обо мне

сквозь листву,

 

что осыпалась тогда

с ослепительной рябины,

и с березы у окна,

и у клена над ручьем.

Ярким пламенем огня,

языком неугасимым

шорох листьев не молчит

над моею головой

каждым днем.

 

Где и краски, как не здесь,

где и сгинуть, как не в осень!

На начало ноября

души листьев над землей.

Не коснется их зима,

вихри листьев вдаль уносят

всех, метнувшихся в костер,

всех, вступивших в хоровод,

оставляя золой.

 

В вихре пламени листвы,

в огнерыжем лисьем танце,

в вечных странствиях листа,

в буром, рдяном, золотом,

осеняя по пути

крыши, башни, колыбели,..

Когда буду улетать,

на прощание махну тебе крылом.

15.11.1996


Поиск + двигатель
Google

Ближайшие концерты отменены

Дорогие друзья. «Башня Rowan» временно не будет давать концертов. Комментарии и объяснения последуют чуть позже, а пока — всем спасибо, и (надеемся) до новых встреч.

АРХИВНЫЕ НОВОСТИ

Максим Горький

Отец

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.

Максим Горький

Сын

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.