Вокал, песни
Тикки Шельен
Бас-гитара
Владимир Яновский
Скрипка
Анна Костикова
Ударные
Андрей Чарупа
Саксофон
Никита Трубицын
Клавишные
Алина Зайцева

Тоталитарная секта с чoрным колдунским уклоном Дайте в руки мне баян, я порву его совсем™

Новое на форуме

Случайная песня

N

Стас Валишин, Тикки Шельен

Нам бы

Как-то собрались звери

Позднею порой зимней

Говорили о главном

Мерялись числом бивней

Мерялись длиной шерсти

Выбирали, кого ести

 

Крайним оказался ежик

Сунулись к нему сдуру

у-у-у-у-у

Нам бы такую шкуру...

 

Торговал мужик гуся

у колхозного рынка.

Мимо бегала кошка,

где-то плакала свинка

Грохнуло в синем небе,

зонтика с собой не было.

 

Всех потоками смыло,

а гусю все равномерно

у-у-у-у-у

нам бы такие перья...

 

Ехал синий троллейбус,

Мимо детского сада,

мимо выцветших линий

и цветного фасада,

на асфальте лежало

чье-то чахлое тело.

 

Всполошился кондуктор,

тормознулся троллейбус.

у-у-у-у-у

литературный ребус.

 

Лез Винни-Пух в улей,

лез-лез, да весь вылез.

Он получил тохес,

а ведь хотел цимес.

пчелы точили жала,

так что земля дрожала.

 

Хочет медведь кушать,

а пчеле жалко меду,

у-у-у-у-у

тут бы и сделать коду.

 

Нам бы такую шкуру,

чтобы не приставали,

нам бы такие перья,

чтоб на воде держали,

нам бы такое жало,

чтобы не дребезжало.

 

нам же, боже, для счастья

нужно, в общем, так мало

у-у-у-у-у

у-у-у-у-у

у-у-у-у-у

И НИЧЕГО НЕ СТАЛО

2002

\

Е

Поиск + двигатель
Google

Ближайшие концерты отменены

Дорогие друзья. «Башня Rowan» временно не будет давать концертов. Комментарии и объяснения последуют чуть позже, а пока — всем спасибо, и (надеемся) до новых встреч.

АРХИВНЫЕ НОВОСТИ

Максим Горький

Отец

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.

Максим Горький

Сын

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.